В СРЕДУ ПЕТРОВИЧ СПРОСИЛ, КТО ЕГО С ЛОДКОЙ МОЖЕТ В ПЯТНИЦУ ВЕЧЕРОМ ДО ЛАДОГИ ПОДБРОСИТЬ. НИКТО НЕ УДИВИЛСЯ, ПУТЕШЕСТВЕННИК ПО РОДНЫМ МЕСТАМ ОН ИЗВЕСТНЫЙ, УТОЧНИЛИ ТОЛЬКО:
Алодка какая? На прицепе или на месте надувать будешь?

— Не, я интересную штуку сделал, вы такого еще не видели. На крышу закинем, она у меня сверхлегкая!

Да уж, умеет Петрович удивить. Лодку он сварил из пластиковых труб и обтянул в несколько слоев пленкой. Получилось этакая индейская пирога XXI века, с самодельным мотором из бензотриммера. Впрочем, весло — тоже из трубы — он не забыл. И рюкзак со снастями и снаряжением. И здоровущий черный ящик, раза в два больше его привычного черного чемоданчика, прозванного всеми «стратегическим».

— А это тебе зачем?!

— А это у меня сундук со сказками! — хитро подмигнул Петрович. — Герметичный, 120 кг выдерживает, так что сразу будет и под инструмент, и сидушка, и верстачок — вот тут сбоку видишь канавку? Хоть трубу, хоть палку положить и пилить… Ну, и помещается в него много. Я ж не просто так еду, меня знакомцы попросили лагерь им помочь обустроить. Собираются поробинзонить пару недель в шхерах, но чтоб со всем комфортом. А я что? Надо сделать — сделаем! И отдохну заодно — места там красивые, рыбы полно, ягоды ­опять-таки, чай на травах…

— Петрович, ты бы поаккуратнее на таком пузыре и с таким багажом. Это ж Ладога!
— Ничего, вот и познакомлюсь с ней поближе, пощупаю.
— Лишь бы не она тебя!
— Ну, это уж как получится. Бывайте, ребята, до встречи!

Петрович запустил свой тарахтящий чудо-мотор, помахал рукой и бодро двинулся между каменистых берегов. А когда в субботу до него решили дозвониться, чтоб узнать, как добрался, — телефон не отвечал.

В понедельник, однако, Петрович на работу вышел. Изрядно загоревшим, слегка помятым и, судя по всему, очень довольным. Все едва дождались перерыва и обступили путешественника:

— Ну как, пощупал Ладогу?
— Ага. И она меня тоже.
Пошел я по протокам, как заранее по спутниковым картам наметил, да уткнулся в камыш, которого на картах не было. Туда-сюда — лабиринт! А уже вечер, и до лагеря не близко. Ну, решил срезать напрямую через заливчик — вроде недалеко, и волны вроде почти нет, и тучи вроде не собираются.

А как на середину залива вышел — тут и дунуло. Понесло по волнам, как пустую бутылку, мотор захлестнуло, я веслом не то что выгребать — хотя бы рулить пытался, чтоб не опрокинуло. Скачу вверх-вниз и не знаю, что хуже: если в озеро унесет или если на берег кинет, кругом одни скалы, камни, «бараньи лбы»! Да еще и темнеет, скоро и берега не видно будет. Повезло мне — потащило между островами, в одном месте заметил, что волны вроде как на отмели поднимаются и пляжик есть между камнями. И погреб изо всех сил. Почти уже прошел, не заметил только один камень под водой, и тут лодка об него — кряк! Хорошо хоть из пластиковых труб — спружинила. Катапультировала меня, как летчика, да еще волной в спину поддало — и закувыркался я по этому пляжику. Галечному. И полетел я куда-то в мировое пространство. Оказалось — точно на пляж. Галечный, между прочим, не песчаный.

Хорошо в спасжилете был. Смотрю — сундук мой волна по гальке катает, вот-вот обратно утащит. Кинулся, вытащил. Потом каркас от лодки, пленки на ней и не осталось почти, торчком плавала — мотор об дно стучался. Спиннинг на куски, катушка на нем вдребезги, весло согнулось, лопасти на нем лопнули, рюкзак то ли утонул, то ли унесло… Остался с чем есть, огляделся по сторонам и понял — хорошо-то как, красота!

Однако хоть и август, но не в Крыму, а я во всем мокром, ветерок пробирает, аж трясти начало. Пришлось быстро соображать, что можно на себя накинуть, чтоб не окоченеть — вся одежда запасная была в пакеты разложена, да вместе с ними в рюкзаке пропала. Оттащил сундук подальше, чтоб волнами не хлестало, открыл — все сухое! А я туда положил лист нетканки-­спанбонда, прямо в упаковке, универсальная ж вещь при обустройстве, и штук пять плотных мешков для мусора — не люблю после себя на природе что-то оставлять. Нож всегда у меня в кармане жилета — порезал спанбонд, все мокрое снял, одним куском растерся, как полотенцем, другой на себя намотал, скотчем прихватил. В одном мешке прорезал дырки для головы и рук, рубаха получилась, другой распустил по шву на дне и порезал пополам — натянул снизу, «штанины» тоже скотчем обернул поверх спанбонда. И получился из меня «зеленый человечек», хоть сразу в тыл вероятного противника забрасывай. Недолго я, правда, зеленел — потом еще и спасжилет сверху надел, в нем уютнее, не продувает совсем.

Вспомнил я, что вез приятелям цепь для бензопилы — запасную попросили прикупить. Нашел в сундуке, повертел так и сяк — разомкнуть не смогу, но приспособить и так можно. И на сгибах привязать капроновый шнур, тоже со всем инструментом лежал, без него какое обустройство на природе? Ну, а ручки я по-любому вытешу. Так что минут через десять я уже грелся работой — отпиливал чурбачки от большого бревна, лежавшего у кострища.

Туда-сюда, обратно, тебе и мне приятно… А что, даже жарко стало. потом чурбачок расколол на шесть частей, стесал в них сердцевину, обмотал вязальной проволокой — без нее я никуда! — вот и готова «индейская свеча», она же «финский примус». Сухие щепочки и хвоя в середину, на растопку — не проблема.

Проблема в другом: как огонь-то добыть? Я ж не курю, зажигалки в карманах не оказалось, спички были и даже упакованы хорошо. И где-то они сейчас на дне не промокают, вместе с рюкзаком. Напильник есть, да кремешков подходящих не видно. Что еще? Зажигание в моторе — промокло, искры нет, да и бензин с водой смешался — отстояться может, но это долго. Очков нет, солнца тоже, чтоб от него через линзу зажечь. Есть флакон WD-40, универсальная вещь, как жидкость для розжига тоже сгодится — если ее на старые угли в кострище побрызгать и дать пропитаться. Только не вспыхнет она просто так, ­опять-таки разжигать чем-то надо. Как древние люди — добывать трением, крутить палочку лучком?

И тут дошло: а зачем лучком, у меня же шуруповерт аккумуляторный в сундуке лежит! В лагере хотел кое-что на саморезах смастерить, так что и крепеж, и инструмент положил. Сколько раз дерево сверлом обжигал — ну, а тут деревяшку в патрон зажать, опилок мелких заранее подсунуть, из перчаток нитки на трут надергать — все ж таки по сравнению с первобытными предками у нас же опыта больше… Не скажу, что за пять минут, то раздуть не получалось, то ветром задувало — но зажег ­все-таки свой «примус»!

С огнем стало лучше! А в сундуке-то у меня богатство было именно что сказочное. Тент из тарпаулинга вез, его разложить-­растянуть за люверсы удобнее, чем армейскую плащ-палатку поставить.

Так что переночевал, можно сказать, со всеми удобствами — от ветра закрылся, огонек для тепла и уюта был, на растяжках одежду просушил, еще один мешок, прямо не разрезая, как спальный использовал — ноги в него засунул. А с утра и ветер стих, вышел я осмотреться, куда попал.
Оказалось, на острове сижу. С одной стороны — Ладога, волны еще не утихли, с другой — протока, берег — сплошные скалы. Да и что за ними — непонятно, может, такие же островки. А может, и похуже, мой-то еще ничего: лесок есть — значит, я с дровами, ягод полно — чернику сразу нашел, собрал во вставку от ящика вместо корзинки.Оно, конечно, «зеленых», которые экологи, а не махновцы, на кого-то из прежних жильцов нет. Но я, честно говоря, обрадовался:банки консервные! Бутылки пустые, пластиковые, одна даже на 5 л из-под чистой воды, не закисло в ней ничего — просто сокровище! Срезал я у одной «полторашки» дно, заложил в горлышко спанбонд в несколько слоев, воткнул сверху в 5-литровую — готова фильтрующая станция. В шуруповерт веточку с хвоей вставил, изнутри по консервной банке прошелся — есть и кружка, и котелок. Прокипятил, залил свеженькой, сходил за листьями с ягодников, кипрей по пути попался — вот я и с чаем.

А вот насчет еды — хреново, мягко так говоря. Ягоды — это, конечно, вкусно, но вот сижу и понимаю, что такая веганская диета ­все-таки не для меня. Особенно сейчас. А вся тушенка — там же, где и рюкзак. И коробку со снастями в него же убрал, вот уж знать бы… И спиннинг сломан, а на острове, как назло, ничего подходящего для удилища, хоть из сосны вытесывай. Что же у меня прямое да легкое есть? Так весло же! Труба, правда, толстая, но я кончик от спиннинга в пробку из сучка вставил, в трубу забил, потом пластиком заварил. Гвоздь в сундуке нашел, плоскогубцы среди инструмента у любого рыбака должны быть, так что погрел на «примусе» — и как паяльником… Теми же плоскогубцами из проволоки крючок согнул, из нее же и мотовильце для лески сделал, скотчем к трубе привязал и из той же проволоки грузило намотал. Поплавок — из коры, насадки всякой под корнями хватает, была бы лопатка саперная — а она у меня на выезде всегда при себе, в сундук хорошо ложится. Чтоб на воде да без рыбы остаться?

У берега, правда, рыбка мелковата оказалась. Как только на мой крючок и цеплялась-то… Надергал несколько плотвичек да окуньков, смотрю на них и думаю: м-да… Мелкую рыбу мы не ловим, мелкую мы обратно выбрасываем. А крупную — в спичечный коробок складываем. Почесал в затылке да и пошел финские крючки из проволоки вязать. Как раз где-то в этих местах их для жерлиц и придумали, так что должны ж работать на своей исторической родине и в своей природной среде.

На поводки я тросик газа от мотора пустил. Насторожил я штук пять жерлиц вдоль по протоке, поближе к камышам, и сел ждать обед. И вот правду говорили про рыбалку в шхерах — полчаса не прошло, схватила щука, да такая, что еле вытащил! Щучка очень недурна оказалась, жарить пришлось по кускам. На лопате. Из «саперки» очень неплохая сковородка получается, если аккуратно. И если чешую не чистить, а потом сразу со шкурой снять — тогда не так пригорает, хотя запах, конечно…Ну да я не привередливый, я даже и без соли и без лука ее съесть могу. Как аборигены — капитана Кука.

Пора было и о возвращении подумать. Телефон у меня защищенный в кармане, да толку-то от него, если оказался вне зоны доступа. Где сижу, по ДжиПиЭс вроде вычислил, куда выбираться — ясно, а на чем — нет. Каркас от лодки есть, но тента на обшивку точно не хватит. Плот вязать нечем. Хотя уж начал прикидывать варианты. Но как солнце за полдень перевалило, начали мимо через заливчик моторки проскакивать, одна мимо меня пролетела — только махнуть рукой успел, мне в ответ махнули и унеслись. Костер с дымом развел — обходить стороной начали: видно, местным островок хорошо знаком, вот и видят, что место уже занято. Мигать ночью пролетающим мимо спутникам — три точки, три тире, три точки?

— Петрович, так ты что, после всего этого еще и строителем у них поработал?
— А как же! Я ж обещал, что все сделаю, раз надо — сделал!
— И как ты теперь с Ладогой?
— Теперь я с ней буду со всем уважением, дама ну очень строгая. Но на свой Остров Везения еще вернусь, вот только лодку покрепче сделаю!

— Везения?!

— Конечно! Так легко отделаться — это я, получается, даже не в рубашке, а в спасжилете родился.
Я сигнал SOS на спасжилете армированным скотчем выложил, он же серебристый, на оранжевом хорошо выделяется. Поставил торчком каркас от лодки на мысу, где протока в Ладогу выходила, и повесил свой флаг с объявлением… Но так никто до вечера и не подошел, все по своим делам мимо. Так, думаю, придется мне на работе объяснительную писать: «Причина прогула — кораблекрушение, выйти на работу не мог, т. к. оказался на необитаемом острове…» И подпись: Робинзон Петрович.
Переночевал еще раз в своей палатке. Тепло стало, ветер затих, и начали меня одолевать комары, прямо звери какие-то, со всей Ладоги собрались! Я уж и хвою сосновую в «примус» кидал, и мяты веточку нашел, сам чуть в дыму не задохнулся, а они так и норовят моей крови напиться — не иначе, городские у них особый деликатес. Пришлось вход полностью затягивать спанбондом. Душновато, конечно, зато меньше чешешься. Знал бы — сетку для окон прихватил бы, ее и как малявочницу можно было бы использовать, живцов ловить. Впрочем, она все равно со снастями в рюкзаке оказалась бы.

А как солнце встало, жара навалилась. С утра еще походил по острову, маслят нашел, поджарил на палочках, а то щука как-то и приедаться начала. С полудня так припекло, что в воду залез, заодно рюкзак поискал, не нашел. Но долго там не высидишь, не крымский курорт, а под тентом душно. Откромсал жестянку от одной из банок, согнул пропеллером, нашел винт с гайкой в крепеже, вставил пропеллер в шуруповерт — фиг ней, с батарейкой, мне сейчас вентилятор нужнее!

Сижу под вентилятором, тут из протоки надувнушка с мотором, крутнулась, увидела мой знак — и к пляжику! Оказалось, ребята, к которым я добирался, еще в субботу спохватились. Сначала думали, не получилось у меня выбраться, а потом нашли в сети фотку, где я на своей лодке отчаливаю. Кто выложил? Спасибо, должен буду! Ну, в общем, пошли меня искать по всему возможному маршруту. Нашли — а я расположился как на даче, даже чаем с травами их угощаю! Посмеялись, угостились, я им щучью голову показал и снасть, на которую ловил — так не поверили сначала. А потом поехали к ним в лагерь. Обустраиваться.
Понравилась статья? Поделитесь с другими!